Биография досточтимого шейха Саида Афанди аль-Чиркави

Цель института - подготовка высококвалифицированных специалистов  теологии, для работы в области науки, образования, государственного управления.


21 Октября 2017
Известный устаз накшбандийского и шазилийского тарикатов досточтимый шейх Саид-афанди родился в 1937 году в дагестанском селении Чиркей Буйнакского района в семье ‘Абдуррахмана. По милости Аллаха в селении Чиркей родился мальчик. Говорят, что это произошло в ночь, когда определяется судьба человека. Именно в эту великую ночь и родился Саид-афанди (да возвеличит его Аллах!). По воле Аллаха, через общение с ним в последующем тысячи мюридов обрели подлинное счастье. По такому важному случаю отец Саида, трижды прочитав суру «Я-син», обратился ко Всевышнему с просьбой, чтобы сын его твердой поступью шел по пути Ислама и никогда не сворачивал с него и чтобы он стал ученым, который бы обучал вере новое поколение, ибо в то время враждебные для Ислама тенденции набирали силу с каждым днем. Воистину, в ту ночь Лайлат аль-Бара’а, середине месяца ша’бан, который назван месяцем Пророка (мир ему и благословение), когда ниспосылаются благодать и милость Всевышнего, Аллах внял мольбе отца Саида-афанди. Мать Саида-афанди, ‘Айша (да смилуется над ней Аллах), рассказывала о необычных снах, которые она видела, пока ожидала появления сына на свет. Ей снилось, как она вместе с люлькой малыша взлетает в небо и оттуда смотрит на лежащие внизу города, похожие на муравейники. И еще говорила она, что рождение сына прошло для нее легко и совершенно безболезненно. Часто отец, кладя Саида в люльку, читал ему на ухо суру «Аль-Фатиха», а сын внимательно прислушивался, вглядываясь в отца. Заметив его благой нрав, который проявлялся уже с первых месяцев жизни, отец говорил, что из него вырастет особенный человек. С самого детства Саид был удивительно спокойным, терпеливым и умным мальчиком. Самые задиристые ребята остерегались ссориться с ним или вступать в конфликты. Он никогда не вызывал гнева или злобы, даже со стороны детей. Еще в детстве ему снились особенные, мудрые сны. Однажды женщины, возвращаясь с работы из колхозного сада, встретили его на одной из улочек и предложили ему кисть винограда. Но он отказался. Когда эта история дошла до его близких, они поинтересовались, почему он не взял ее? Саид ответил, что она является недозволенной (харам). Как-то раз, вернувшись из селения Гелбах, куда он ходил за пшеницей, Саид обнаружил в своей обуви несколько случайно попавших в нее зернышек. Увидев это, он начал собираться в обратную дорогу, утверждая, что ему необходимо вернуться в село, и домашние еле-еле удержали его, ибо на дворе уже стояла ночь. Саид всегда с большим почтением относился к старшим, а к младшим был добр и ласков. Он никогда ни с кем не вступал в споры, приводящие к конфликтам, и даже когда кто-то был не прав, он всегда уступал. Саид-афанди (да будет доволен им Аллах !) – достопочтенный и скромный человек, чуждый стремлению к славе и никогда не нарушающий данного им обещания. У отца Саида-афанди было большое желание дать сыну исламское образование. Но он умер от внезапной болезни (да успокоит Аллах его душу в Раю!), когда Саиду исполнилось семь лет от роду. Случилось это в тот день и час, когда мальчик читая Коран, дошел до суры «Я-син». Оставшись сиротой, благодаря поддержке и настойчивости матери, мальчик завершил чтение Корана, несмотря на все трудности. По окончании семи классов ему пришлось пасти сельские стада овец, чтобы обеспечивать семью. Через четыре года его призвали в ряды Вооруженных сил, где он служил оператором в войсках ПВО. На протяжении трех армейских лет, преодолевая все тяготы того времени, он не пропускал ни намазы, ни посты и не ел недозволенного мяса. Окончив воинскую службу и вернувшись в родное село, Саид снова был вынужден работать чабаном, уводя отары овец в горы. Но и там, в горах, в любую погоду – метель, снег, дождь или ветер – он каждый раз, совершив омовение, сам произносил азан (призыв к молитве) и выполнял намаз. В жизни Саида-афанди много удивительного. Однако самым большим его чудом (карама) является истикама – его постоянство в следовании Истинному Пути, предначертанному Аллахом. В течение всех этих лет он сильно страдал, вспоминая желание отца видеть в нем образованного в Исламе человека. Каждый раз, когда любовь и тяга к знаниям внезапно охватывали его, он горько плакал, стоя перед стадом, и просил у Аллаха помощи даровать ему религиозные знания. Однако недостаток материальных средств и необходимость содержания семьи вынуждали его оставаться чабаном. Ближе к тридцати годам он оставил эту работу и продолжил учебу. В этот период произошло событие, которое стало решающим в его судьбе, – он встал на путь шазилийского тариката. К счастью, несмотря на тяжелое и опасное время ученые Ислама Хаджи, сын Якуба, и Хаджи, сын Патала, обучили его религиозным наукам. В то время Саид был уже зрелым человеком, и, преодолевая все трудности, опираясь на большие способности, полученные от Всевышнего, он успешно шел к намеченной цели, быстро и уверенно продвигаясь вперед в постижении религиозных наук. Благодаря острому и проницательному уму, восприимчивости, прекрасной памяти, которые были дарованы ему Аллахом, он знал любую изученную им книгу, словно сам был ее автором. Многие муршиды предвидели его дальнейшую судьбу. Так, тарикатский шейх Абдуль-Хамид-афанди из селения Инхо спросил у своего мюрида из Чиркея Мухаммада-хаджи, сына Шамхала: «На краю вашего села есть дом, в котором живет благословенный сирота. Как его дела?». Говорят, он спрашивал об этом у многих чиркейцев. На самом деле, так и было: дом Саида-афанди находился на сельской окраине. Мухаммад Ариф-афанди часто говорил своим мюридам: «В Чиркее, дети мои, хранится волос Пророка; наступит день и это станет явным для всех». Одним из лучших качеств Саида-афанди является его благой нрав. Он никогда никому не отказывал в помощи. Это терпеливый и кроткий человек. Не раз случалось так, что, начав строительство своего дома, он уходил для решения людских проблем, отложив работу и оставив сохнуть раствор. Однажды вместе с односельчанином ‘Абдуррахманом, сыном ‘Али, он пришел в селение Нечаевка к своему устазу Мухаммаду-афанди. Учитель сказал ему: «Саид, сын мой, силы оставляют меня. Я много думал, кого оставить после себя и, поглощенный раздумьями, стал просить Аллаха, чтобы Он открыл мне имя того, кто станет моим преемником. Я знаю, что твои знания и деяния достигли совершенства. Теперь я передаю разрешение тебе, отныне ты должен будешь вести это дело». Глаза Саида-афанди наполнились слезами, на его лице выступил пот, и он стал просить своего устаза не возлагать на него такое ответственное дело. Однако устаз не хотел даже и слышать подобных речей, сказав, что разрешение на наставничество (иджаза) не дается по чьему-то личному желанию и не забирается, если кто-то не хочет наставлять людей. Но и на этом все не завершилось. Кутб из Батлуха Мухаммад, сын Са‘аду-хаджи, отправил в Чиркей устаза Мухаммада-афанди вместе с Хасмухаммадом, чтобы передать повеление (амр) на наставничество Саиду-афанди. Вместе с повелением они принесли ему печать наставничества и халат (хирка), передающийся от устаза к устазу по цепочке (силсила). В жизни Саида-афанди много удивительного. Однако самым большим его чудом (карама) является истикама – его постоянство в следовании Истинному Пути, предначертанному Аллахом. Несмотря на огромное число мюридов, которые приходят к нему за советом, и на то, что ему приходится решать разного рода проблемы, никто никогда не слышал и не видел, чтобы он сказал хотя бы слово или совершил какое-то деяние, противоречащие шариату и тарикату. О способностях и глубоких знаниях Саида-афанди свидетельствуют книги, написанные им за короткое время. Человек, закончивший всего лишь семь классов, чья жизнь прошла на горных пастбищах, в стихотворной форме (назм) дает шариатские заключения, описывает историю религии и пророков. Его перу принадлежат четыре книги (три из них в стихах), пятая книга готовится к изданию. Эти труды свидетельствуют о высоком уровне его религиозных знаний. Многие видные ученые Ислама подтверждают, что история дагестанских богословов (‘алимов) такого еще не знала. Когда шейх из селения Батлух Мухаммад-хаджи впервые прочел его произведения, он сказал, что после ‘Али-хаджи из селения Инхо Саид занимает второе место. Но когда вышла первая книга Саида-афанди, шейх сказал, что теперь он на первом месте.
 В одной из книг Саида-афанди есть такие строчки:
 ...На пути, где любовь к Тебе целью избрал я,
Ты знаешь, Господь, ученик я – всегда.
Тайну и явь, как масло и мед,
Усладой сделай, Аль-Кадир, в сердце моем...
Обращаясь к читателям, он пишет:
Мы разговор о многом повести могли бы,
Когда б не страх, что будет он напрасен.
Но умному достаточно намека,
И тот, кто ищет, здесь найдет немало.

Источник: islamdag.ru